Новости

Назад

Интервью Посла России Н.Н.Удовиченко информационному агентству «Sputnik Кыргызстан»

Шеф-редактор Sputnik Кыргызстан побеседовал с Чрезвычайным и Полномочным послом России в КР Николаем Удовиченко.

— Как можно оценить состояние российско-кыргызских отношений после октябрьских событий?

— Наши отношения носят стратегический характер, мы последовательно выступаем вместе в рамках интеграционных структур — Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Организации Договора о коллективной безопасности. Но главное — у нас нет недопонимания, мы осознанно развиваем сотрудничество, видим направления, в которых надо двигаться. В ходе февральского визита президента Кыргызстана Садыра Жапарова в Москву были достигнуты договоренности, определяющие вектор дальнейшего сотрудничества и те направления, которые скажутся на динамике наших отношений в ближайшее время.

Сейчас начинается реализация этих договоренностей. Прежде всего состоялось открытие горнорудного комбината "Джеруй". Здесь уже побывала делегация Министерства просвещения России во главе с министром, который посетил несколько площадок, предназначенных для строительства школ. Я рассчитываю, что будет принято решение о поэтапном возведении нескольких школ в Кыргызстане, где будут преподавать российские педагоги по российским образовательным методикам, совмещенным с кыргызстанскими образовательными стандартами. Думаю, это будут в некотором смысле передовые школы. Есть планы и по другим направлениям.

О строительстве российских школ

— Россия собирается построить здесь несколько школ. Расскажите подробнее об этом проекте и о том, что мы ждем в следующем году приезда лучших педагогов России для передачи опыта.

— В 2020-м до начала пандемии в Ош приехали 27 педагогов из России, это был стартовый проект. В этом году приехали больше 30. В ходе визита министра просвещения была достигнута договоренность о развертывании этой программы и на другие регионы. Это одно направление. Второе — направлять педагогические коллективы под строительство школ, чтобы на их базе вести методологическую подготовку, то есть фактически это повышение квалификации учителей из школ в соседних районах. Они будут работать как опорные центры образования. Там будут не только преподаватели русского языка.

— Сколько всего школ запланировано построить?

— Я не могу сейчас обозначить цифру, потому что предложение вносит Министерство просвещения. В зависимости от того, какое решение примут на правительственном уровне, и будет реализовываться программа. Стартовые точки, я так понимаю, — это Ош и Каракол, но ими мы не ограничимся. Затем надо определить, как будет идти строительство. Эти школьные объекты, может, технически не самые сложные, но они достойны того, чтобы в них учились дети, то есть все будет по классическим российским образовательным стандартам.

— Можно привести в пример школу "Газпрома"?

— Наверное, нет. При ее строительстве использовались достаточно затратные механизмы — два бассейна и прочее. То есть вложения более крупные. Я думаю, Кыргызстан сегодня нуждается в более оптимизированных школах, которые позволяли бы выходить на высокий уровень образования, но без колоссальных затрат.

— В чем особенность школ, которые собираются строить в регионах?

— Это будут достаточно крупные учреждения. Возникает вопрос подбора учеников. Что-то подсказывает, что конкурс на поступление в эти школы будет достаточно большой, но думаю, к этому на принципах прозрачности и справедливости надо будет подходить. Обучение будет бесплатное в любом случае. Вопросы финансирования и содержания проекта еще на стадии обсуждения.

— Возможны ли варианты передачи школ местным властям?

— Все зависит от того, какие средства будут выделены российским правительством и какими станут школы по техническому оснащению. Способны ли будут местные власти поддерживать их в надлежащем состоянии, потребуется ли дополнительное финансирование? Идут переговоры. Главное, что этот процесс не затянут на долгие годы, а реализуют в обозримом будущем.

— Известно, что вы оказываете еще и гуманитарную помощь через проекты ПРООН. Недавно, например, передали 4 тысячи тонн продуктов питания школам.

— Проект касается не только школьного питания. Это программа реализуется уже два года. Россия по линии Всемирной продовольственной программы ООН выделила 9 миллионов долларов. Реализуются два направления. Первое — дальнейшее содействие школьному питанию. Второе — предоставление простой гуманитарной помощи в виде продуктов, которые под контролем сотрудников Всемирной продовольственной программы распределяются через местные администрации малоимущим семьям. Им предлагается выполнить определенные общественные работы, и взамен они получают, например, мешок муки, чтобы была возможность продержаться какое-то время. У кого-то нет работы, кто-то болеет и не может трудиться в полной мере, поэтому такая помощь действительно помогает тысячам семей преодолеть трудные времена.

— Я знаю, что вы участвуете в передаче этой помощи и наверняка ездите по регионам, видите, в каком состоянии сейчас эти семьи.

— Я видел передачу помощи при посещении школ, видел, как организована система горячего питания, видел благодарность жителей. Они выполнили работы по мелиорации и получили пшеницу и подсолнечное масло.

— А вот по-человечески что вы чувствуете, когда видите эту неподдельную благодарность, слышите спасибо?

— Я стараюсь воспринимать это как чувство исполненного долга. На себя слишком много не принимаю и коллег призываю к тому, чтобы спокойно относились к этому: "Делайте доброе дело. Не надо ждать большой благодарности, воспринимайте это как часть работы".

— Научная сила России неоспорима. Как думаете, какие научные изыскания Кыргызстан и Россия могли бы проводить совместно?

— Если брать наши последние достижения, то это изобретение трех вакцин против коронавируса. Нам надо вернуться к пониманию важности фундаментальных исследований — в этом плане у нас остаются хорошие наработки, особенно по линии Академии наук. Второе направление — прикладные исследования, которые касаются самых актуальных проблем: экологии, водопользования, природоохранной деятельности.

Недавно наша Академия наук обратилась с предложением к Кыргызской академии наук провести дискуссию по водопользованию с учетом значимости этой темы не только для Кыргызстана, но и для всего региона. У нас есть возможность в рамках ЕАЭС объединить научные силы, чтобы выйти на оптимизированное использование водных ресурсов, которыми так богат Кыргызстан. Здесь можно вырабатывать модели, которые позволят избежать, например, маловодья и других проблем, создающих барьеры для региона в целом.

— Имеете в виду возведение плотин, ГЭС?

— Думаю, на определенном этапе и эта тема встанет, потому что надо действительно бережно относиться к природе. Любое строительство ГЭС определенно влияет на природу, в том числе с сейсмогеологической точки зрения и регулирования воздушных масс. Сейчас, говорят, меняется роза ветров, например. Может быть, одним из проявлений этого являются архитектурная политика и уменьшение водного пространства. Поэтому, прежде чем за что-то браться, надо глубоко осмыслить, какой будет эффект. Помните, в советское время была глобальная идея перевода северных вод на юг? "Повернем реки вспять" тогда говорили. Ужасной виделась мне та ситуация. К счастью, на определенном этапе естественным образом эта идея затихла.

Но есть более локальные проблемы, которые оказывают воздействие на климат, на ситуацию в конкретной области. Условно говоря, для жителей Бишкека не так важно происходящее, например, в Нарынской области. Но если брать в совокупности для страны, для региона, для развития сельского хозяйства, гидроэнергетики, это уже имеет большее значение. Поэтому мой подход такой: изучить комплексно и уже потом браться за реализацию.

— То есть проектов планируется немало?

— Есть много наработок, главное — определить, в каком направлении двигаться. Естественно, вопрос окупаемости тоже не последний, мягко говоря.

— Можно ли сказать, что Россия плотнее занялась расширением сотрудничества с Кыргызстаном?

— Наша политика традиционно достаточно активна — и в регионе в целом, и в Кыргызстане в частности. С Кыргызстаном у нас особенно теплые отношения. Мы, как бы протягивая руку помощи, в то же время исходим из принципиально базовых установок — это развитие интеграционного взаимодействия. Как раз с этим связано участие Кыргызстана в ЕАЭС. Сегодня кто-то говорит, что утрачены эффект, динамика… Связываю это прежде всего с одним — людям хочется все и сейчас. Поэтому динамика остается, сейчас запускаются работы по внедрению системы маркировки товаров. Фактически завершены работы по оборудованию лабораторий. Это все шаги по облегчению режима транзита, обеспечению качества товаров и прочее. При российском содействии модернизируется налоговая система Кыргызстана, чтобы экономика стала более прозрачной, не только здесь, но и в других странах ЕАЭС, в самой России. Поэтому проблемы у нас общие, соответственно сообща единым настроем надо их решать.

— Вы были послом в Нигерии, уже два года работаете в Кыргызстане. Где вам работа кажется ответственнее?

— С точки зрения российских интересов, конечно, Кыргызстан значимее. Это наш союзник ближайший, участник всех наших интеграционных процессов. Нигерия — страна колоссально большая, крайне влиятельная на африканском континенте, там 190 миллионов человек проживает, она богата природными ресурсами. Мы достаточно динамично развиваем отношения со странами Африки. Но Кыргызстан, Казахстан, остальные наши соседи — это приоритет, вне всякого сомнения. И это чувствуется и по объему делегационного сотрудничества, и по планам, которые у нас есть, по программам сотрудничества, гастролям, гуманитарным связям, по вниманию, которое оказывается российским руководством. Поэтому, несомненно, здесь работа более ответственная, более важная. Пять лет в Нигерии стали для меня, так сказать, подготовительной школой для работы в Кыргызстане.

— Перейдем к теме российской вакцины в Кыргызстане. Ранее говорилось, что ее привезут в мае-июне. Вы что-нибудь знаете об этом более конкретно?

— Думаю, вакцину доставят в апреле. Поставки будут производиться на грантовой основе, бесплатно. Пока не знаю, идет ли речь о "Спутник V". Все зависит от объемов производства. Для удовлетворения потребностей России и наших союзников не хватает объемов. Но поэтапно поставка вакцин будет осуществляться

— Вы прививались?

— Я пока нет, честно сказать, никого не агитирую.

— Не переболели?

— Не болел, но необходимые профилактические меры принимаю. Если кто-то считает, что надо привиться, то надо привиться. Кто-то не воспринимает — это дело каждого.

О перекрестном годе

— Кого из российских политиков и звезд в этом году можно ждать на церемонию закрытия перекрестного года?

— Я для себя понял, что много о планах говорить, наверное, не стоит. Предлагаю посмотреть на эпидемиологическую ситуацию, и уже тогда можно с большей уверенностью планировать.

— Из-за пандемии отложены масштабные мероприятия в рамках перекрестного года. Какие нужно обязательно провести в 2021-м?

— По мере стабилизации эпидемиологической ситуации обязательно нужно провести межрегиональные конференции, выводить бизнес друг на друга, проводить молодежные конференции. Надо вернуться к межвузовскому сотрудничеству — организовать конференции ректоров наших вузов. Много разных направлений. Но главное — это бизнес-мероприятия с привлечением глав администраций, представителей правительств. Надо вырабатывать практические шаги, которые позволили бы в сжатые сроки выводить экономику из нынешней ситуации. Нужны концентрация на экономике и возобновление "живых", как я их называю, гуманитарных связей.

— За два года работы что самое примечательное для вас здесь произошло?

— Когда я приехал, сразу поставил целью посетить все регионы Кыргызстана. Примечательными для меня были поездки в Талас, Ош, Джалал-Абад, Иссык-Кульскую область. До Нарына я еще не добрался, но планирую съездить и туда.

Я здесь впервые встал на горные лыжи. Даже горжусь, что ни разу не упал. Мне очень нравится кататься на лошадях. Так что для меня все это позитивные впечатления. При общении с людьми улучшается понимание реальности, это всегда приносит богатые ощущения, позволяет расти, лучше познавать мир, действительность политической работы. Готов продолжать прикладывать усилия, которые будут способствовать развитию наших отношений и с этой целью работать с государственными структурами, политическими деятелями, общаться с гражданами.

Естественно, много внимания пришлось уделить работе посольства, особенно в части повышения качества обслуживания консульского отдела, работе генерального консульства в Оше. Это все-таки важные вопросы, которые касаются многих граждан. Очень сложно было в период пандемии, когда тысячи граждан Кыргызстана из России и тысячи россиян из Кыргызстана пытались вернуться на родину. Сейчас пошел обратный процесс, когда многие, наоборот, пытаются уехать в Россию.

В Кыргызстане нам удалось реализовать самую масштабную вывозную программу. Нигде — ни в соседних странах, ни по миру — не было выполнено так много рейсов, как из Кыргызстана в Россию и наоборот. Сейчас у нас открыто не так много регулярных рейсов, но на лечение можно выехать, студентам тоже можно вылететь без проблем. Не только в Москву, но и в российские регионы уже несколько чартерных рейсов выполняется. Надеюсь, скоро примут решение переводить их в разряд регулярных, что в принципе приведет к дальнейшему снижению цен. Может, они и не выйдут на уровень 2019 года, но хотя бы станут приемлемыми, потому что дороговизна билетов сильно волнует людей. 

— То есть можно ждать увеличения количества рейсов и снижения цен на авиабилеты?

— Снижения цен я гарантировать не могу, могу только рассчитывать, что это произойдет в результате увеличения количества авиарейсов. 

— Можно ли сейчас кыргызстанцу добраться до России на автомобиле?

— К сожалению, свободного транзита через территорию Казахстана нет. Железнодорожное сообщение тоже пока не возобновлено. Просьба о его возобновлении обозначена, вопросы рассматриваются, но пока конкретного решения нет. Сегодня самый оптимальный, может, даже единственный пока путь — это авиасообщение. 

— Вакцинация населения приблизит нас к окончанию пандемии?

— Как говорят врачи, да.

— Последняя зима была очень показательной по загрязненности воздуха в Бишкеке. Сейчас с "Газпромом" ведутся переговоры о газификации ТЭЦ Бишкека, а также о том, чтобы компания снизила стоимость газа для населения, которое отапливает им дома. Вам что-нибудь известно об этом?

— Могу только сказать, что переговоры идут. "Газпром" — частная компания с государственной долей. Ее работа выходит за сферы государственного влияния. Поэтому у нее наработаны международные параметры сотрудничества. Сюда поставляется не российский газ напрямую, он закупается в Узбекистане, Казахстане и уже сюда поставляется. Поэтому этот момент тоже учитывают.

— А вы сами как ощутили здешний воздух этой зимой?

— Негативно, естественно, даже удивился. На выходные приходилось выезжать в горы, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Ситуация совершенно нетерпимая, но я подсказывать не буду — в Бишкеке достаточно специалистов и критиков. Где у меня есть возможность, я к переговорам подключаюсь.

Реализация договоренностей — это дело сторон. Очень важно прежде чем подписывать договоры и соглашения, осмыслить перспективу — если она видна, если договор подписан, надо выполнять эти договоренности. Если ситуация меняется радикальным образом — вести переговоры, убеждать партнеров, находить компромисс, вырабатывать новую позицию, на которой стороны могли бы вести дела дальше. Поэтому я за конструктивный переговорный процесс и выполнение обязательств.

— За эти два года появились у вас любимые места отдыха в Кыргызстане, где вы предпочитаете чаще всего бывать вне работы?

— Наверное, все-таки горы. И в плане красоты, и в плане первозданной природы, нагрузки на организм, отвлечения от повседневности.

Я надеюсь когда-нибудь несколько дней и ночей провести на джайлоо в отрыве от реальности, компьютеров, телефонов. Когда такая возможность представится, не знаю. Пусть это будет моей мечтой — с семьей или с друзьями, в юртах, на лошадях…

Думаю, всем полезно находить возможность для уединения. Сегодня, когда нас чуть ли не насильно привязали к онлайн-общению, особенно большое значение имеет возможность вырваться на природу.

 

Источник: Sputnik